Свадьба с генералом краткое содержание чехов

Книга Рассказы. Юморески. «Драма на охоте». 1884—1885. Автор — Чехов Антон Павлович. Содержание — Свадьба с генералом.

Кол-во голосов: 0

Ч а с о в о й в н и з у. Макар новые подметки ставил, теперь сапоги понес в слободку, к дьякону. Михайлу, ваше высокородие, вы сами изволили послать овес продавать… Егор на пожарных лошадях повез за реку надзирателеву свояченицу, Никита выпивши.

Б р а н д м е й с т е р. А Алексей?

Ч а с о в о й в н и з у. Алексей пошел раков ловить, потому вы изволили ему давеча приказать, говорили, что завтра у вас к обеду гости будут.

Б р а н д м е й с т е р (презрительно покачав головой). Изволь вот служить с таким народом! Невежество, необразованность… пьянство… Если бы увидели иностранцы, то досталось бы нам в заграничных журналах! Там, взять хоть Париж, пожарная команда всё время скачет по улице, народ давит; есть пожар или нет, а ты скачи! Тут же горит лесопильный двор, опасность, а их никого дома нет, словно… чёрт их слопал! Нет, далеко еще нам до Европы! (Поворачивается лицом в комнату, нежно.) Машенька, приготовь мне мундир!

Свадьба с генералом

Отставной контр-адмирал Ревунов-Караулов, маленький, старенький и заржавленный, шел однажды с рынка и нес за жабры живую щуку. За ним двигалась его кухарка Ульяна, держа под мышкой кулек с морковью и пачку листового табаку, который почтенный адмирал употреблял «от клопов, тли (она же моль), тараканов и прочих инфузорий, живущих на теле человека и в его жилище».

— Дядюшка! Филипп Ермилыч! — услыхал он вдруг, поворачивая в свой переулок. — А я только что у вас был, целый час стучался! Как хорошо, что мы не разминулись!

Контр-адмирал поднял глаза и увидел перед собою своего племянника Андрюшу Нюнина, молодого человека, служащего в страховом обществе «Дрянь».

— У меня к вам есть просьба, — продолжал племянник, пожимая дядюшкину руку и приобретая от этого сильный рыбий запах. — Сядемте на скамеечку, дядюшка… Вот так… Ну-с, дело вот в чем… Сегодня венчается мой хороший друг и приятель, некто Любимский… человек, между нами говоря, прелестнейший… Да вы, дядюшка, положите щуку! Что она будет вам шинель пачкать?

— Это ничего… Гадость рыба, грош цена, а между тем икра — удивление! Распороть ей брюхо, выпустить оттеда икру, смешать ее, знаешь, с толчеными сухариками, лучком, перцем и — приидите, насладимся!

— Человек прекраснейший… Служит оценщиком в ссудной кассе, но вы не подумайте, что это какой-нибудь замухрышка или валет… В ссудных кассах нынче и благородные дамы служат… Семейство, могу вас уверить… отец, мать и прочие… люди превосходные, радушные такие, религиозные… Одним словом, семья русская, патриархальная, от которой вы будете в восторге… Женится Любимский на сиротке, по любви… Славные люди. Так вот не можете ли вы, дорогой дядечка, оказать честь этой семье и пожаловать сегодня к ним на свадебный ужин?

— Но ведь я тово… незнаком! Как я поеду?

— Это ничего не значит! Не к баронам и не к графам ведь ехать! Люди простые, без всяких этикетов… Русская натура: милости просим, все знакомые и незнакомые! И к тому же… я вам откровенно… семья патриархальная, с разными предрассудками, причудами… Смешно даже… Ужасно ей хочется, чтобы на свадьбе присутствовал генерал! Тысячи рублей им не надо, а только посадите за их стол генерала! Согласен, грошовое тщеславие, предрассудок, но… но отчего же не доставить им этого невинного удовольствия? Тем более, что и вам не будет там скучно… Нарочно для вас припасли бутылочку цимлянского и омаров жестяночку… Да и блеснете, откровенно говоря. Теперь ваш чин пропадает даром, как бы зарыт в землю, и никто не чувствует, что вы такого звания, а там, по крайней мере, всем понятно будет! Да ей-богу!

— Но прилично ли это будет для меня, Андрюша? — спросил контр-адмирал, задумчиво глядя на извозчика. — Я, знаешь, подумаю…

— Странно, о чем тут можно думать? Езжайте, вот и всё! А что насчет приличия, то даже обидно… Точно я могу родного дядю повести в неприличное место!

— Пожалуй… Как знаешь…

— Так я за вами вечерком заеду… Этак часиков в одиннадцать, попоздней, чтобы как раз на ужин попасть… по-аристократически…

В 11 часов Нюнин заехал за дядюшкой. Ревунов-Караулов надел свой мундир и штаны с золотыми лампасами, нацепил ордена — и они поехали. Свадебный ужин уже начался, когда взятый из трактира напрокат лакей снимал с адмирала пальто с капюшоном, и мать жениха, г-жа Любимская, встречая его в передней, щурила на него глаза.

— Генерал? — вздыхала она, вопросительно глядя на Андрюшу, снимавшего пальто, и кланяясь. — Очень приятно, ваше превосходительство… Но какие неосанистые… завалященькие… Гм… Никакой строгости в виде и даже еполетов нету… Гм… Ну, всё равно, не ворочаться же, какого бог дал… Так и быть, пожалуйте, ваше превосходительство! Слава богу, хоть орденов много…

Контр-адмирал поднял вверх свежевыбритый подбородок, внушительно кашлянул и вошел в зал… Тут его взорам представилась картина, способная размягчить и обратить в пепел даже камень. Посреди залы стоял большой стол, уставленный закусками и бутылками… За столом, на самом видном месте, сидел жених Любимский во фраке и белых перчатках. По его вспотевшему лицу плавала улыбка. Очевидно, его услаждали не столько предлежащие яства, сколько предвкушение предстоящих брачных наслаждений. Около него сидела невеста с заплаканными глазами и с выражением крайней невинности на лице. Контр-адмирал сразу понял, что она добродетельна. Все остальные места были заняты гостями обоего пола.

— Контр-адмирал Ревунов-Караулов! — крикнул Андрюша.

Гости поглядели исподлобья на вошедших, почтительно вытерли губы и приподнялись.

— Позвольте представить, ваше превосходительство! Новобрачный Эпаминонд Саввич Любимский с супругою… Иван Иваныч Ять, служащий на телеграфе… Иностранец греческого звания по кондитерской части Харлампий Спиридоныч Дымба… Федор Яковлевич Наполеонов и… прочие… Садитесь, ваше —ство!

Читайте также:  На свадьбе ловить подвязку

Контр-адмирал покачнулся, сел и тотчас же придвинул к себе селедку.

— Как вы его отрапортовали? — обратилась шёпотом хозяйка к Андрюше, подозрительно и озабоченно поглядывая па сановного гостя. — Я просила генерала, а не этого… как его… котр… конр…

— Контр-адмирала… Но вы не понимаете, Настасья Тимофеевна. Поскольку действительный статский советник в гражданских чинах по табели о рангах соответствует генерал-майору, постольку контр-адмирал соответствует действительному статскому советнику… Разница только в ведомствах, суть же — один чёрт… Одна цена.

— Да, да… — подтвердил Наполеонов. — Это верно…

Хозяйка успокоилась и поставила перед контр-адмиралом бутылку цимлянского.

— Кушайте, ваше —ство! Извините только, пожалуйста… У себя там вы привыкли к деликатности, а у нас так просто!

— Да-с… — начал контр-адмирал после продолжительного молчания. — В старину люди всегда жили просто и были довольны… Я человек, который в чинах, и то живу просто…

— Вы давно в отставке, ваше —ство?

— С 1865-го года… В старину всё просто было… Но…

Адмирал сказал «но», перевел дух и в это время увидел молодого гардемарина, сидевшего против него.

— Вы тово… во флоте, стадо быть? — спросил он.

— Точно так, ваше —ство.

— Ага… Так… Чай, теперь всё пошло по-новому, не так, как при нас было… Белотелые всё пошли, пушистые… Впрочем, флотская служба всегда была трудная… Это не то, что пехота какая-нибудь или, положим, кавалерия… В пехоте ничего умственного нет. Там даже и мужику понятно, как и что… А вот у нас с вами, молодой человек, нет-с! Шутишь! У нас с вами есть над чем задуматься… Всякое незначительное слово имеет, так сказать, свое таинственное… ээ… недоумение… Например: марсовые к вантам, на фок и грот! Что это значит? Это значит, что которые приставлены для закрепления брамселей, должны непременно находиться в это время на марсах, иначе надо командовать: саленговые к вантам! Тут уж другой смысл… Хе-хе… Тонкость, что твоя математика! А вот ежели, идучи полным ветром… дай бог память… На брамсели и бом-брамсели! Тут марсовые, которые назначены для отдачи марселей и бом-брамселей, что есть духу бегут с марсов на салинги и бом-салинги, потом… дай бог память… расходятся по реям и раскрепляют означенные паруса, а в это время — понимаете? — в это самое время! — люди, которые внизу, становятся на брам и бом-брам-шкоты, фалы и брасы…

Краткое содержание: Невеста Чехова А.П..

Читать А.П. Чехова – наслаждение. Писать о нем – наслаждение. Ему мы и уступаем, предлагая читателю произведение (краткое содержание) «Невеста» Чехова.

Сомерсет Моэм писал, что единственное назначение художественного сочинения – это развлечь читателя. Если же он при этом что-то узнает или чему-то научится, то это хорошо, но совсем не главное. При этом классик английской литературы боготворил Чехова. Но сам русский писатель, в свою очередь, не смог бы подписаться под словами своего поклонника, ибо его произведения всегда чему-то учат. Чтобы понять, чему же учит выбранное нами для статьи его сочинение, необходимо изложить краткое содержание по главам рассказа Чехова «Невеста».

Глава первая

В провинциальном городке собирается званый обед, видимо, в честь окончательного решения по поводу судьбы Нади. Надя – девушка 23-х лет, а с 16-ти она мечтает выйти замуж. Хвала небесам, нашелся и жених подходящий – Андрей Андреич (он приходится сыном местному соборному протоиерею). В доме царит вязкая атмосфера всеобщей праздности. Надя и ее жених не работают. Андрей Андреич закончил филологический факультет, но не то что постоянного, но и вообще никого места и дела не имеет. Помимо молодых людей, на обеде присутствует бабушка Нади, в чьих руках основные капиталы семьи. Надина мама (жена ныне покойного сына бабушки) тоже ведет образ жизни совершенно праздный и бессмысленный: говорит с отцом Андреем об астрологии и оккультных практиках, плачет над книгами, рано ложится и поздно встает. И всем им кажется, что живут они совершенно нормально. Другого мнения по этому вопросу придерживается Саша – дальний родственник из Москвы.

Он небогат, поэтому ему надо работать. Московский гость прибывает в провинциальный городок единственно за тем, чтобы поправить здоровье: он очень болен, но ему противна вся та жизнь, которую ведут обитатели дома, и каждый год, приезжая, он об этом говорит Наде, так как считает, что только ее среди всех них и можно еще спасти. Остальные же завязли в праздности, как мухи в янтаре.

Первая глава заканчивается детальным описанием вечера, потом все разъезжаются по домам.

Произведение (его краткое содержание) «Невеста» Чехова начинается со вполне благополучной картины, а вот дальше, по ходу повествования, устроенность быта героев дает трещины.

Глава вторая

До свадьбы остается месяц или чуть меньше, но Надя не спит по ночам, реальность вообще кажется ей какой-то угнетающей. Удивительно, но она пытается поделиться своими сомнениями с матерью, и оказывается, что они с ней не только говорят на разных языках, но и живут будто бы на разных планетах. Надя впервые обнаруживает тотальную зависимость матери от бабушки, ее глупость и ее несчастье. Впервые за все время разговоры Саши о смысле, морали и других «высоких темах» падают на благодатную почву девических сомнений о том, а правильно ли она делает, что выходит замуж. Ей пока только неявно и подспудно кажется, что она совершает ошибку. Надя начинает несмело задумываться о возможности обучения в другом городе.

В этом месте рассказ (и вместе с ним краткое содержание) «Невеста» Чехова дарит читателю надежду на какую-то интригу, которая под пером мастера должна вот-вот раскрыть себя. Хорошо, что читатель не обманывается в своих ожиданиях.

Читайте также:  Пуговкин свадьба в малиновке

Глава третья

Если бы у глав в этом рассказе А. П. Чехова были названия, то эту можно было бы смело озаглавить «Пошлость и отвращение».

В ней Андрей Андреич и Надя осматривают дом, который наняли для них. Сын отца Андрея ходит по комнатам и восхищается, а Надю мутит и от него, и от этих комнат, и от его бесконечных пустопорожних разговоров и фальшивого самобичевания, и от лживого покаяния за то, что он бездельник. Наде все время хочется домой, а еще она понимает, что совершенно не любит Андрея (может быть, никогда не любила), и даже больше: он ей ненавистен.

Вернувшись домой, она обнаруживает, что и приготовления к свадьбе ей противны. Вся эта суета, очередной обед, демонстрирующий только непомерную гордыню бабули, ей отвратительны!

Дальний родственник – Саша, видимо, тоже испытывает сходные чувства, поэтому решает уехать, но его просят остаться еще на некоторое время, и он уступает.

В этой главе произведение (краткое содержание) «Невеста» Чехова делает хоть и ожидаемый, но крутой поворот. Становится очевидным, что жизнь героев уже не будет прежней, и что всем планам на будущее, которые были до того, уже не суждено сбыться.

Глава четвертая

Решение уехать немедля посещает Надю. У нее случается разговор с матерью, в котором она признается, что не любит своего жениха, что не понимает, почему мать так живет. Мать, в свою очередь, пытается урезонить дочь, говорит, что все образуется. Надя не хочет ее слушать. В очередной раз ей открывается вся пошлость существования ее родственников. Она бежит к Саше и просит разрешения уехать с ним завтра же. Он так рад, что пускается в пляс. Молодые люди договариваются: Надя поедет его провожать на вокзал, потом войдет вместе с ним в вагон (билет он ей купит), затем она доедет до Москвы, а там в Питер рванет уже без него. Северная Пальмира встретит ее прохладой и новыми научными знаниями.

Успокоенная девушка вернулась к себе в комнату и уснула.

Эта глава наиболее динамичная в рассказе, и все благодаря тому, что филигранно владеет пером А. П. Чехов. «Невеста» (краткое содержание вполне передает эмоциональность момента) заставляет трепетать читателя.

Глава пятая

Совсем небольшая. Она вбирает в себя только описание Надиного отъезда из дома. Запоминается сильный дождь, который сопровождает побег девушки. Она вспоминает несостоявшееся гнездо с Андреем Андреичем, память об этом уже не жалит и не тяготит. Все кажется неважным по сравнению с будущим пьянящим вольным воздухом.

В четвертой и пятой главе достигает своего пика и его успешно проходит рассказ «Невеста». Чехов (краткое содержание также не позволяет этого скрыть) – великий мастер своего ремесла.

Глава шестая и последняя

В ней повествование успокаивается и приходит к логическому завершению. Надя, прожившая примерно полгода в Петербурге, едет домой. Волнения там уже прошли. И мама, и бабушка уже смирились с тем, что их ребенок вырос, да и Надя по ним скучала. Она также заехала в Москву повидаться с Сашей. Он был очень болен. Говорил все о том же (о важности образования и пр.), но его речи уже не трогали сердца девушки, а сам дальний родственник казался ей жутко провинциальным. Тем не менее она горячо благодарила его за то, что он сделал для нее.

Саша же сообщил ей, что он в скором времени отправится на Волгу. Весь его вид и состояние говорили о том, что жить ему осталось недолго.

Надя благополучно добралась до дома. Дороги в городе ей казались широкими, а дома – маленькими. Бабушка и мама встретили ее хорошо. Долго плакали. Надя смотрела на дом и родственников уже совсем другими глазами, как на призраков прошлого. Девушке казалось, что на всем (доме, людях) лежит печать тлена и распада. Тем не менее она провела там какое-то время (примерно месяц). Там же ее настигло известие о смерти Саши, а после этого она уехала, не чувствуя особенной горечи утраты, но предвкушая сладость новой, наполненной содержанием жизни.

Такой получилась статья, в фокусе внимания которой был Чехов. «Невеста» (краткое содержание по главам) на этом нами изучена полностью. А чему учит этот рассказ, пусть читатель решает сам.

Вечером в доме Шуминых накрывали на стол после всенощной. Из сада, через большое окно, Надя видела, как в гостиной накрывают стол, суетится бабушка Марфа Михайловна в пышном шёлковом платье. Рядом соборный протоиерей отец Андрей разговаривал с Надиной мамой Ниной Ивановной, их слушал сын протоиерея и жених Нади Андрей Андреевич.

С шестнадцати лет двадцати­трёхлетняя Надя мечтала выйти замуж. И вот она стала невестой, но скорая свадьба её почему-то не радовала. Надя была грустна и плохо спала по ночам. Девушке казалось, что вся оставшаяся жизнь её пройдёт без перемен.

В сад вышел Саша (Александр Тимофеич), несколько дней назад приехавший погостить из Москвы. Его мать, обнищавшая дворянка, когда-то приходила к Марфе Михайловне за подаянием. Когда дворянка умерла, бабушка, «ради спасения души» отправила Сашу в Москву учиться. Он с трудом закончил архитектурное отделение училища живописи, но архитектором так и не стал, а пошёл работать в одну из московских литографий.

Каждое лето Саша, «обыкновенно очень больной», приезжал к бабушке отдохнуть и отъесться. Для Шуминых он давно стал родным, и даже комната, где он обычно жил, называлась «Сашиной комнатой».

Подойдя к Наде, Саша завёл свой обычный разговор о том, что время идёт, а в доме Шуминых ничего не меняется, на кухне страшная грязь, а четверо слуг живут в одной комнате и спят на полу в вонючих лохмотьях. Саше дико, что здесь никто не работает, даже Андрей Андреич ничем не занимается. Надя, считавшая маму необыкновенно возвышенной и одухотворённой, отмахнулась от Саши — эти слова она слышала от него каждое лето, но теперь ей почему-то стало досадно.

Читайте также:  Батлы танцевальные на свадьбе

В зале уже садились ужинать. Всем распоряжалась Марфа Михайловна — богатая купчиха, владелица торговых рядов на ярмарке. Её невестка, вдова Нина Ивановна, белокурая, затянутая в корсет и увешанная брильянтами, полностью зависела от бабушки.

Жених Андрей Андреич, полный, красивый, с вьющимися волосами, десять лет назад окончил филологическое отделение университета, но нигде не служил. Он любил играть на скрипке и изредка участвовал в благотво­ри­тельных концертах, за что в городе его называли артистом.

За ужином Нина Ивановна рассуждала о гипнотизме, которым увлеклась в последнее время, а затем долго аккомпа­нировала Андрею Андреичу на рояле. Ночью Наде снова не спалось. Она испытывала страх, словно её ожидало «что-то неопределённое, тяжёлое». Из головы у неё не выходили Сашины слова.

Днём Надя пожаловалась матери, что ей невесело, плохо спится по ночам, и впервые почувствовала, что мать не понимает её. После обеда мама и бабушка разошлись по своим комнатам, а Саша снова начал убеждать Надю, что ей следует не выходить замуж, а учиться.

Только просвещённые и святые люди интересны, только они и нужны. Ведь чем больше будет таких людей, тем скорее настанет царствие Божие на земле.

Саша уговаривал девушку уехать, себе самой показать, что «эта неподвижная, грешная, серая жизнь» ей надоела. Саша считал, что праздная жизнь Шуминых и Андрея Андреича «нечиста и безнрав­ственна», ведь за них работает кто-то другой. Надя понимала, что это правда.

Вечером пришёл Андрей Андреич и долго играл на скрипке, а перед уходом, в прихожей, страстно целовал Надю, говорил ей слова любви. Девушке казалось, что она уже видела эти слова в каком-то старом, давно заброшенном романе.

Ночью, размышляя о своём будущем, Надя вдруг подумала, что Нина Ивановна никогда не любила своего мужа, который ей ничего не оставил. Девушка никак не могла понять, почему она видела в своей недалёкой, слезливой матери «что-то особенное, необыкновенное» и не замечала «простой, обыкновенной несчастной женщины».

Затем Надя подумала, не поехать ли ей учиться, и от одной этой мысли её «обдало холодком, залило чувством радости, восторга». Девушка немного испугалась и решила больше об этом не думать.

В середине июня Саша засобирался в Москву. Дом Шуминых был полон суеты — спешно готовилось Надино приданое — и эта суматоха раздражала Сашу. Наконец, бабушка уговорила его остаться до июля.

На Петров день Андрей Андреич возил Надю смотреть снятый им двухэтажный дом. Он водил Надю по комнатам, а её мутило от их мещанской обстановки. Надя уже понимала, что никогда не любила Андрея Андреича, и «чувствовала себя слабой, виноватой».

Выйдя на улицу, Андрей Андреич сказал, что Саша прав — он ничего не делает и делать не может, ему даже подумать противно о какой-нибудь службе. Но в этом он видел не свою лень, а «знамение времени». Он предложил Наде после свадьбы уехать в деревню, где можно «трудиться, наблюдать жизнь». От его пустых разглаголь­ствований Надя чувствовала себя больной.

Ночью Нину Ивановну разбудил резкий стук сорвавшейся ставни. Она вошла к дочери. Надя заплакала и стала умолять мать позволить ей уехать. Она пыталась объяснить, что не любит Андрея Андреича и не хочет этой свадьбы, но Нина Ивановна решила, что дочь просто поссорилась с женихом, и скоро всё пройдёт.

Надя сказала, что у неё открылись глаза, и она поняла, что её жених глуп, а жизнь «мелка и унизительна». Нина Ивановна воскликнула, что она ещё молода, а дочь и свекровь мучают её, не дают жить, и больше разговаривать с дочерью не стала.

Дождавшись утра, Надя пошла к Саше и попросила помочь ей уехать.

Ей казалось, что перед нею открывается нечто новое и широкое, чего она раньше не знала, и уже она смотрела на него, полная ожиданий, готовая на всё, хотя бы на смерть.

Саша обрадовался и быстро разработал план побега. Он положит Надины вещи к себе в чемодан, девушка скажет родным, что едет его провожать, а сама сядет на поезд. Саша проводит её до Москвы, а потом она одна отправится в Петербург. После этого разговора Надя проспала до самого вечера с улыбкой на губах.

Побег удался. Надя сидела в поезде и чувствовала, что её серое прошлое словно «сжалось в комочек», а впереди «развора­чивалось громадное, широкое будущее».

Прошли осень и зима. Надю простили, она получала из дому тихие, добрые письма и очень скучала по маме и бабушке. Отправляясь домой на летние каникулы, она навестила Сашу. После Петербурга Москва показалась Наде провинциальной, а Саша — очень больным и каким-то старомодным. Он собирался путешествовать по Волге, а потом отправиться пить кумыс, но по всему было видно, что долго он не проживёт.

Родной город показался Наде каким-то приплюснутым и покрытым пылью. Бабушка и Нина Ивановна сильно постарели, хотя мать по-прежнему была в корсете и бриллиантах. Они чувствовали, что их положение в городе потеряно, и уже нет «ни прежней чести, ни права приглашать к себе в гости».

Так бывает, когда среди лёгкой, беззаботной жизни вдруг нагрянет ночью полиция, сделает обыск, и хозяин дома, окажется, растратил, подделал, — и прощай тогда навеки лёгкая, беззаботная жизнь!

Мама и бабушка боялись выйти на улицу и встретить Андрея Андреича, но Надя не обращала внимания на мальчишек, дразнивших её «невестой».

Из Саратова пришла телеграмма с известием, что Саша умер от чахотки. Надя понимала, что это он изменил её жизнь. Здесь, дома она чужая, а прошлое сгорело и развеялось, точно пепел по ветру.

Надя зашла в Сашину комнату попрощаться. Её манила новая «ещё неясная, полная тайн» жизнь. На следующий день девушка уехала навсегда.