Свадьба геральта и йеннифэр

Свадьба геральта и йеннифэр.

Что-то кончится, что-то начнется

Вот и обещанный рассказик, слегка наспех причесанный. Если можно, сопроводите его какими-нибудь пояснениями насчет того, что это шутка Сапека в угоду фанам и законной силы не имеет, а то потом не оберемся хлопот с вопросами – что да откуда и почему так, а не иначе…

Всем молодоженам, а особенно двоим из них.

Солнце просунуло огненные щупальца сквозь щели в ставнях, прошило комнату косыми, пульсирующими от кружащихся пылинок полосами света, залило ясным пламенем паркет и покрывающие его медвежьи шкуры, ослепительным блеском отразилось на пряжке пояска Йеннифэр. Поясок Йеннифэр лежал поперек туфельки на высоком каблуке. Туфелька покоилась на белой рубашке с кружевами, а белая рубашка – на черной юбке. Один черный чулок висел на подлокотнике кресла, выполненном в форме головы химеры. Второго чулка и второй туфельки нигде не было видно. Геральт вздохнул. Йеннифэр любила раздеваться быстро и с размахом. Придется мириться с этой привычкой. Другого выхода нет.

Он встал, отворил ставень, выглянул. От озера, гладкого как поверхность зеркала, поднимался пар, листья прибрежных берез и ольх лоснились от росы, дальние луга покрывал густой туман, висящий словно паутина прямо над верхушками трав.

Йеннифэр пошевелилась под периной, невнятно забормотала. Геральт вздохнул.

– Отличный день, Йен.

– Красивый день. Редкостно красивый день.

Она его удивила. Вместо того, чтобы лечь и накрыть голову подушкой, чародейка села, расчесала волосы пальцами и начала искать возле постели ночную рубашку. Геральт знал, что ночная рубашка лежит за изголовьем кровати, там, куда Йеннифэр бросила ее вчера ночью. Но не сказал. Йеннифэр не выносила подобных одолжений.

Чародейка тихо выругалась, лягнула перину, подняла руку и выстрелила пальцами. Ночная рубашка вынырнула из-за изголовья, всплескивая оборками словно кающийся дух, и легла прямо в подставленную ладонь. Геральт вздохнул.

Йеннифэр встала, подошла к нему, обняла и куснула за плечо. Геральт вздохнул. Список вещей, к которым ему предстояло привыкать, казался бесконечным.

– Хочешь что-то сказать? – спросила чародейка, прищурясь.

– Хорошо. Знаешь что? День действительно прекрасный. Хорошая работа.

– Работа? Что ты имеешь в виду?

Прежде чем Йеннифэр успела ответить, снизу донесся высокий, протяжный крик и свист. Берегом озера, разбрызгивая воду, скакала Цири на вороной кобыле. Лошадь была резвой и редкостно красивой. Геральт знал, что когда-то она принадлежала некому полуэльфу, который попытался судить о сероволосой ведьмачке по внешности и крупно ошибся. Цири назвала добытую кобылу Кэльпи, что на языке жителей островов Скеллиге означало грозного и злобного духа моря, иногда принимавшего облик коня. Кличка подходила лошади идеально. Не так давно один хоббит, который пожелал украсть Кэльпи, весьма болезненно в этом убедился. Хоббит звался Сэнди Фрогмортон, но после того случая получил прозвище Цветная Капуста.

– Свернет себе когда-нибудь шею, – проворчала Йеннифэр, глядя на Цири, скачущую среди водяных брызг, пригнувшись, стоя в стременах. – Свернет себе когда-нибудь шею твоя сумасшедшая дочка.

Геральт повернул голову, не говоря ни слова посмотрел прямо в фиалковые глаза чародейки.

– Ну ладно, – усмехнулась Йеннифэр, не опуская взгляда. – Извини. Наша дочка.

Снова обняла его, сильно прижалась, еще раз поцеловала и опять укусила. Геральт коснулся губами ее волос и осторожно спустил рубашку с плеч чародейки.

А потом они снова очутились в кровати, в развороченной постели, еще теплой и пахнущей сном. И начали искать друг друга, и искали долго и очень терпеливо, а уверенность, что они найдут друг друга, наполняла их радостью и счастьем, и радость и счастье было во всем, что они делали. И хотя они были такими разными, они понимали, как всегда, что различие это не из тех, что разделяют, а из тех, что объединяют и связывают, связывают сильно и крепко, как сделанная топором зарубка – стропило и конек, зарубка, с которой рождается дом. И все было так же, как в первый раз, когда его восхитила ее ослепительная нагота и неистовое желание, а ее восхитила его деликатность и нежность. И так же, как в первый раз, она хотела сказать ему об этом, но он прервал ее поцелуем и ласками и лишил слова всякого смысла. А позднее, когда уже он хотел сказать ей об этом, он не смог издать ни звука, а потом счастье и наслаждение упали на них с силой обрушивающейся скалы и случилось что-то, что было безгласным криком, и мир перестал существовать, что-то кончилось и что-то началось, и что-то продолжалось, и воцарилась тишина, тишина и покой.

Мир медленно возвращался, и снова возникла постель, пахнущая сном, и залитая солнцем комната, и день. День…

– Когда ты сказала, что день прекрасный, ты добавила: «хорошая работа». Это что, означало…

– Означало, – подтвердила она и потянулась, напрягая плечи и взявшись за углы подушки, так что ее груди приобрели форму, которая отозвалась в ведьмаке дрожью пониже спины. – Видишь ли, Геральт, мы сами сделали такую погоду. Вчера вечером. Я, Нэннеке, Трисс и Доррегарай. Я не могла рисковать, сегодняшний день обязан быть прекрасным…

Читайте также:  Простое белое платье на свадьбу

Сделала паузу, толкнула его коленом в бедро.

– Потому что это будет самый важный день в твоей жизни, дурачок.

Стоящий на вдающемся в озеро мысе замок Розрог нуждался в капитальном ремонте, как снаружи, так и внутри, и не со вчерашнего дня. Выражаясь осторожно, Розрог был развалиной, бесформенной кучей камней, густо поросшей плющом, ломоносом и традисканцией, развалиной, стоящей среди озер, болот и топей, кишащих жабами, ужаками и черепахами. Он был развалиной еще тогда, когда его подарили королю Хервигу. Ибо замок Розрог и окружающая его местность являлись скорее пожизненным имением, прощальным подарком Хервигу, который двенадцать лет тому назад отрекся от престола в пользу своего племянника Бреннана, с недавних пор прозванного Добрым.

Геральт познакомился с экс-королем через Лютика, поскольку трубадур часто гостил в Розроге: Хервиг был очень радушным и гостеприимным хозяином. Лютик-то и вспомнил о Хервиге и его замке, когда все места из составленного ведьмаком списка оказались отвергнуты Йеннифэр как неподходящие. О диво, на Розрог чародейка согласилась сразу же и не крутя носом.

Так и вышло, что свадьба Геральта и Йеннифэр должна была состояться в замке Розрог.

Поначалу свадьба задумывалась как тихая и неофициальная, но с течением времени это оказалось – по различным причинам – невозможным. Требовался кто-то, обладающий организаторским талантом. Йеннифэр, ясное дело, заявила, что ей не пристало организовывать собственную свадьбу. Геральт и Цири, не говоря уже о Лютике, никакими талантами в данной области не блистали. Обратились к Нэннеке, служительнице богини Мелитэле из Элландера. Нэннеке приехала сразу, а с ней – две младшие жрицы, Иоля и Эурнейд.

И начались хлопоты.

– Нет, Геральт, – Нэннеке надулась и топнула ногой. – Ни о церемонии, ни о свадебном пире не может быть и речи. Эта развалина, которую какой-то кретин назвал замком, никуда не годится. Кухня развалилась, бальная зала годна исключительно под конюшню, а часовня… Это вообще не часовня. Ты можешь мне сказать, какого бога чтит этот хромец Хервиг?

– Насколько мне известно, никакого. Утверждает, что религия – мандрагора для масс.

– Так я и знала, – сказала жрица, не скрывая презрения. – В часовне нет ни одной статуи, ничего нет, если не считать мышиных катышков. И еще эта холерная глухомань! Геральт, почему вы не хотите сыграть свадьбу в Венгерберге, в цивилизованной местности?

Читать онлайн «Что-то кончается, что-то начинается».

Вот и закончились приключения ведьмака Геральта, ребенка-предназначения Цири и колдуньи Йеннифэр. А чем заканчиваются все приличные сказки? — Конечно же свадьбой! Вот эта история как раз о свадьбе Геральта и Йеннифер. О том кто там был и что там пили, и куда подевался гном, который утверждал, что его зовут Шуттенбах.

Анджей Сапковский

Что-то кончается, что-то начинается

(Ведьмак Геральт — 8)

Всем молодоженам, но особенно двум из них.

Эта легенда, автором которой является Андреа Равикс, пылится где-то на полках в библиотеке Нимуэ…

1

Солнце протиснуло свои огненные щупальца сквозь щели в ставнях, пронизало комнату косыми, клубящимися от кружащейся пыли лучами, разлило яркие пятна по полу и покрывающим его медвежьим шкурам, слепящими розблесками заиграло на застежках пояса Йеннифэр. Пояс Йеннифэр лежал на высоком башмаке со шнуровкой. Высокий башмак со шнуровкой покоился на белой кофточке с кружевами, а белая кофточка с кружевами лежала на черной юбке. Один черный чулок свисал с поручня кресла, вырезанного в виде головы химеры. Второго чулка и второго башмака — со шнуровкой — нигде не было видно. Геральт вздохнул. Йеннифэр обожала раздеваться быстро и размашисто. Приходила пора привыкать к этому. Другого выхода не было.

Он встал, отворил ставни, выглянул в окно. Гладкую, как зеркальное стекло, поверхность озера затягивал туман, листва прибрежных берез и ольх искрилась росой, далекие луга покрывала низкая, плотная мгла, висящая словно вуаль над самыми верхушками трав.

Йеннифэр пошевелилась под периной, что-то пробормотала. Геральт вздохнул.

— Роскошный день, Йен.

— Роскошный день. Невероятно роскошный день.

Он был удивлен: вместо того чтобы ругнуться и накрыть голову подушкой, чародейка уселась, свесив ноги, прошлась по волосам пятерней и принялась искать на постели ночнушку. Геральт знал, что ночнушка находится за спинкой кровати, там, куда Йеннифэр закинула ее вчера ночью. Но не проронил ни слова. Йеннифэр не терпела подобных замечаний.

Чародейка негромко выругалась, отбросила ногой перину, подняла руку и щелкнула пальцами. Ночнушка выпорхнула из-за спинки, размахивая оборками словно кающийся дух, всплыла прямо в ожидающую ее руку. Геральт вздохнул.

Йеннифэр встала, подошла к нему, обняла и куснула в плечо.

Перечень того, к чему приходилось привыкать, был, казалось, неисчерпаем.

— Ты хотел что-то сказать? — прищурилась чародейка.

— Ну и славно. Знаешь что? День действительно роскошный. Прекрасная работа.

Прежде чем Йеннифэр успела ответить, они услышали внизу высокий протяжный крик и свист. По берегу озера, расплескивая воду, галопом мчалась Цири на вороной кобыле. Кобыла была чистых кровей и невероятно роскошна. Геральт знал, что когда-то она принадлежала некоему полуэльфу, который составил себе представление о беловолосой ведьмочке исключительно на основании ее внешности и здорово ошибся. Цири назвала отвоеванную кобылу Кэльпи. Так островитяне со Скеллиге именовали грозного и зловредного морского духа, порой принимавшего облик лошади. Имя идеально подходило для кобылы. Не так давно некий хоббит, задумавший было Кэльпи скрасть, убедился в этом весьма болезненно. Хоббита звали Сэнди Фрогмортон, но после того случая к нему прилипла кличка «Кочан цветной капусты», или — короче — просто «Кочерыжка».

Читайте также:  Стол для торта на свадьбу

— Когда-нибудь она свернет себе шею, — проворчала Йеннифэр, глядя на наклонившуюся и поднявшуюся в стременах Цири, которая во весь опор мчалась в ореоле водяных брызг. — Когда-нибудь эта помешанная, твоя дочурочка, сломает себе шею.

Геральт обернулся и, не говоря ни слова, заглянул прямо в фиолетовые глаза чародейки.

— Ну, хорошо, хорошо, — улыбнулась Йеннифэр, не опуская глаза. — Прости. Наша помешанная дочурочка.

Она снова обняла его, крепко прижалась, снова поцеловала и снова куснула. Геральт коснулся губами ее волос и осторожно спустил ночнушку с плеч чародейки.

А потом они снова оказались в кровати, на раскиданной постели, еще теплой и пахнущей сном. И принялись взаимно искать друг друга и искали долго и очень терпеливо, а уверенность в том, что они, конечно же, найдут наверняка, наполняла их радостью и счастьем, и радость и счастье были во всем, что они делали. И хотя они так сильно отличались, они, как всегда, понимали, что эти отличия связывают намертво так же, как сработанная топором врубка связывает стропила с коньком, затес, который позволяет построить дом. И все было так же, как в первый раз, когда Геральта восхитили ее ошеломляющая нагота и бурное желание, а ее восхитили его деликатность и нежность. И так же, как в первый раз, она хотела ему об этом сказать, но он прервал ее поцелуем и ласками и отнял у ее слов всякий смысл. А позже, когда об этом хотел сказать ей он, у него перехватило дыхание, а потом счастье и блаженство обрушились на них с силой свалившегося с неба камня, и вместо ненужных слов был беззвучный крик, и мир перестал для них существовать, ибо что-то кончилось, и что-то началось, и что-то продолжалось, и была тишина, тишина и покой. И восторг. Восхищение.

Мир понемногу приходил в себя, и снова была постель, пахнущая сном, и залитая солнцем комната, и день. День…

— Когда ты сказала, что день роскошный, то добавила: «Прекрасная работа». Это должно было, что ли, означать…

— Должно было, — подтвердила она, потянулась и ухватилась вытянутыми руками за углы подушки, а ее грудь при этом напряглась так, что это отозвалось в ведьмаке дрожью в нижней части спины. — Видишь ли, Геральт, такую погоду сделали мы. Вчера вечером. Я, Нэннеке, Трисс и Доррегарай. Нельзя же было рисковать, такой день просто обязан был быть роскошным…

Она осеклась, ткнула его коленом в бедро.

— Ведь сегодня же самый важный день в твоей жизни, глупышка.

2

Розрог, замок, возведенный на мысе посреди озера, нуждался в изрядном ремонте как снаружи, так и внутри, причем не со вчерашнего дня. Говоря осторожно, Розрог был развалиной, бесформенным нагромождением камней, густо поросшим плющом, вьюнком и традесканцией. Развалиной, окруженной озерами, болотами и трясинами, кишмя кишевшими лягушками, ужами и черепахами. Он был развалиной уже в то время, когда его подарили королю Хервигу. Замок Розрог и окружающая его местность были чем-то вроде пожизненного приданого, прощального презента Хервигу, двенадцать лет назад отписанного племяннику Бреннаном, с тех пор именовавшимся по сему случаю Бреннаном Добрым.

Геральт познакомился с экс-королем через Лютика, поскольку трубадур навещал Розрог частенько, пользуясь тем, что Хервиг был человеком милейшим и привечавшим гостей хозяином. О Хервиге и его, с позволения сказать, «замке» вспомнил именно Лютик, когда все позиции из разработанного ведьмаком перечня Йеннифэр отвергла как неподходящие. О диво, с Розрогом чародейка согласилась немедленно и не крутя при этом носом.

Так и получилось, что свадьба Геральта и Йеннифэр должна была состояться в замке Розрог.

3

Вначале предполагалось, что свадьба будет скромной и неформальной, но со временем стало ясно, что такое по множеству причин невозможно. Тогда потребовался человек с организаторскими талантами. Йеннифэр, естественно, отказалась. Ей, видите ли, не пристало организовывать собственную свадьбу. Геральт и Цири, не говоря уж о Лютике, никакими способностями такого рода не отличались. Поэтому дело доверили Нэннеке, жрице и первосвященнице богини Мелитэле из Элландера. Нэннеке прибыла немедленно, прихватив с собой двух жриц: Иоло и Эурнэйд.

И дело сдвинулось с мертвой точки.

4

— Нет, Геральт. — Нэннеке надулась и топнула ногой. — Я не беру на себя никакой ответственности ни за церемонию, ни за пиршество. Ваша развалюха, которую какой-то идиот окрестил замком, не годится никуда и ни на что. Кухня разрушена, бальная зала сойдет разве что под конюшню, а часовня… Так это вообще никакая не часовня. Ты можешь мне сказать, какого бога почитает столь любезный твоему сердцу хромоножка Хервиг?

Читайте также:  Играть свадьба по любви 2

— Насколько мне известно, никакого. Он утверждает, что религия есть мандрагора для народа.

— Так я и знала, — проговорила жрица, не скрывая презрения. — В часовне нет ни одной статуэтки, там вообще нет ничего, если не считать мышиных… какашек. К тому же здесь на сто с гаком стае вокруг ни души. Геральт, почему вы не хотите сыграть свадьбу в Венгерберге, в цивилизованном месте?

— Ты же знаешь, Йеннифэр — квартеронка, а в твоих «цивилизованных местах» на смешанные браки смотрят косо.

— О Великая Мелитэле! Что значит четвертая часть эльфийской крови? Да почти в каждом из нас есть примесь крови Старшего Народа! Идиотский предрассудок и ничего больше!

— Не я его придумал.

5

Список гостей — не очень длинный — нареченные составляли вместе, а приглашением должен был заняться Лютик. Вскоре оказалось, что трубадур список потерял, причем еще до того, как успел прочесть. Устыдившись, он не признался в содеянном и пошел другим путем: пригласил кого только мог. Конечно, Лютик знал Геральта и Йеннифэр достаточно хорошо, чтобы не упустить никого существенного, однако бард не был бы собою, если б не обогатил перечень поразительным количеством гостей совершенно случайных.

Сюжетный мод для «Ведьмак 3».

Совсем недавно, после выхода последнего дополнения «Кровь и Вино», игроки, преданные серии «Ведьмак», попрощались с компьютерной сагой о Белом Волке. Но надолго ли? К концу 2016 года энтузиасты запланировали выпуск мода о свадьбе Геральта и Йеннифер, который станет логичным завершением истории самого харизматичного ведьмака. Мод «Farewell of the White Wolf» создают на движке второй игры из серии 4 человека: Kalen, Rustine, Patrol и UncleArtr , и они обещают трёхдневное (по игровому времени) весёлое свадебное приключение, возвращение старых друзей, появление неожиданных гостей и… не одну влюблённую пару. Сценарий был написан больше года назад, а непосредственно к созданию проекта ребята приступили в январе.

Недавно на своей странице в Facebook моддеры ответили на самые частые вопросы, которые им задают игроки.

Потому что в книгах и в наших сердцах Йеннифер – закономерный выбор Геральта, и к тому же она приёмная мать Цири, и исходя из этого, мы создаём нашу историю. Однако мы планируем сделать версию и для тех, кто выбрал Трисс, но такое может случиться только в отдалённом будущем, потому что потребуется переделать большую часть работы. Естественно, наши планы могут измениться.

Какой рассказ станет сюжетом мода?

Ни один из рассказов. Сюжет на 100% написан нами, но в его основу лёг рассказ «Что-то кончается, что-то начинается…», в нашей истории будет несколько отсылок к нему.

Будет ли мод озвучен?

В первой версии мод озвучен не будет, но, возможно, после релиза мы поработаем над этим.

Нужно ли мне установить игру «Ведьмак 2: Убийцы королей», чтобы пользоваться модом?

Какие системные требования будут у мода?

Мы пока не можем точно ответить на этот вопрос, но они явно будут выше, чем у игры «Ведьмак 2: Убийцы королей»

Будет ли возможность ускоряться или ездить на лошади?

Мы добавим пируэт вместо кувырка и возможность прыгать через препятствия (с помощью мыши). Спринта не будет, потому, что он не понадобится. Что касается верховой езды, у нас нет технической возможности её добавить.

Нужны ли мне сохранения, чтобы поиграть в мод?

Нет. Мы предопределили выбор игроков в нашем приключении. Например, Кейра у нас жива. Мы не смогли учитывать любой выбор игрока, сделанный на протяжении всей серии.

Насколько долгим будет приключение?

Это точно будут несколько часов игры, но сколько, пока мы не можем ответить определённо.

Когда выйдет мод?

Мы планируем закончить работу до конца года (2016).

Будет ли трейлер или видео с геймплеем?

Трейлер будет обязательно, но ближе к релизу. Мы не планируем показывать геймплей, потому что все и так знают, как выглядит «Ведьмак 2»

Планируете ли вы создать другие истории, например, о том, что произошло после событий «Ведьмак 3»?

Наше приключение происходит после событий игры «Ведьмак 3», и это единственное, над чем мы работаем.

Много персонажей выглядит так же, как в «Ведьмак 3». Вы импортировали модели в «Ведьмак 2»?

Да, а также некоторые модели создали сами.

Планируете ли вы добавить новых персонажей в историю?

Сценарий написан, и мы не планируем вносить изменения. А какие персонажи появятся в игре? Это сюрприз.

У вас будет новая музыка?

Композитора в нашей команде нет.

Игра будет линейной, или можно будет делать выбор хотя бы в диалогах?

Конечно, игроки должны будут делать выбор в нашем приключении. К тому же у нас будет несколько разных концовок.

Много будет смешных моментов?

Мы постарались добавить юмор только в подходящие для этого ситуации.

Adblock
detector